"Как много в искусстве прекрасного! Кто помнит все, что видел, тот никогда не останется без пищи для размышлений, никогда не будет по настоящему одинок."

(Винсент Ван Гог)

Книги

Ван Гог. Ослепленный солнцем

Паскаль Бонафу, 1986 г.

25 декабря 1888 г. происходит самое худшее. Винсент помещен в лечебницу Арля. Рассудок его помутнен. Из Парижа спешно приезжает Тео. Он удручен: «Надежды почти нет. Если ему суждено умереть, значит, так тому и быть, но мое сердце разрывается от этой мысли».

Тео просит Фредерика Салля, священника больницы, оказать моральную поддержку Винсенту, если это необходимо. Вместе с Гогеном Teо уезжает из Арля, так как в Париже его ждут неотложные дела. Рулен, Салль и лечащий врач Винсента, доктор Рей, обещают Тео позаботиться о больном. 27 декабря, после того, как Винсента посетила мадам Рулен, у него начинается очередной приступ и его помещают в изолятор. Художник все время молчит и отказывается от еды. Доктор Рей в письме к Тео советует определить Винсента в приют для помешанных в Экс-ан-Провансе. Но скоро кризис проходит. 31 декабря 1888 г. пастор Салль замечает: «Я нашел, что он говорит спокойно и рассудительно. Он удивлен и даже оскорблен (а этого достаточно для продолжения приступа) тем, что его держат здесь и лишают свободы». 2 января 1889 г. Винсент пишет Тео письмо, на обратной стороне которого доктор Рей добавляет несколько строк: «Я рад вам сообщить, что приступ помешательства был временным. Очень надеюсь, что брат будет здоров через несколько дней». 4 января 1889 г. по настоянию Рулена, Винсента отпускают из больницы домой. Там все в порядке, нет никаких следов разыгравшейся драмы. Ван Гог пишет на одном листке два письма - к Тео и Гогену: «Я желаю вам процветания в Париже».

7 января Винсент окончательно покидает больницу и возвращается домой. Он охвачен желанием работать

В тот же день к художнику заходит доктор Рей и Винсент решает написать его портрет, как только будет в силах это сделать. А пока Ван Гог посылает успокаивающие письма матери и сестрам в Голландию, а также Тео в Париж: «Надеюсь, что со мной ничего особенного не случилось - просто, как это бывает у художников, нашло временное затмение, сопровождавшееся высокой температурой и значительной потерей крови, поскольку была перерезана артерия; но аппетит немедленно восстановился, пищеварение у меня хорошее, потеря крови с каждым днем восполняется, а голова работает все яснее».

Google+ страница нашего сайта

Дизайн и разработка: bitforest.ru, karelbit.ru