"Я всё больше прихожу к убеждению, что о Боге нельзя судить по созданному им миру: это лишь неудачный этюд."

(Винсент Ван Гог)

Книги

Ван Гог

Рене Юиг, 1958 г.

Стояла середина июля: «Я чувствую в себе силу, которую я должен развивать, огонь, которому не могу дать угаснуть и который я должен поддерживать несмотря на то, что не знаю к какой цели он приведет меня, и я не удивлюсь даже самому ужасному». Он чувствовал, что посвящен огню, он знал также и то, что после любого огня остается пепел. Его краски, как бы лишенные изначальных теней, продолжали развиваться. Но в его картинах все чаще стали появляться кипарисы, эти мрачные деревья, напоминающие о смерти. Скоро чистые желтые тона, тона Вермеера, которые он вначале использовал, превратились в красно-коричневые краски стогов сена. Позже они перешли в медь, а медь постепенно становилась бронзой.

Развязка приближалась. Новый Икар может вознестись к солнцу, но он обязательно ослабеет и упа-дет. Вместе с Бодлером он мог бы сказать: «… чувствую, как тают мои крылья.»

В октябре он встретил Гогена. Первоначальное воодушевление сменилось теперь бесконечными ссорами. Ван Гог ощущал, что его «я» оставалось как невыносимым, так и невыразимым. Он ел не каждый день, потому что у него не было денег. Алкоголь оставался единственным средством, поддерживающим его на ногах. Возбужденный абсентом, который он пил на пустой желудок, Ван Гог проработал около часа под палящим солнцем, к чему голова северянина была не приспособлена. Зимнее солнцестояние! Через три дня, 24 декабря, Ван Гог запустил Гогену стаканом в лицо. На другой день Гоген шел по улице и услышал сзади приближающиеся шаги, он обернулся и увидел Ван Гога, бегущего за ним с бритвой в руке. Взгляд Гогена заставил его остановиться, Ван Гог побежал домой. Дома этой же бритвой он отрезал себе ухо, завернул его в носовой платок и понес знакомой проститутке. Было множество споров вокруг мотивов этого поступка. Мы, видимо, не ошибемся, отнеся их на счет тогдашнего его раздраженного состояния. Это вполне согласуется со всем, что мы о нем знаем. Мечта о совместной студии была разбита, он был отвергнут как друг. Отказ и чувство вины… Этот поступок напоминает самонаказание. Жид, тоже протестант, заставил одного из своих героев покарать себя ударом ножа. Наказание связано с идеей принесения себя в жертву ради униженных и бедных. И потому Ван Гог принес несчастнейшей женщине, сестре Христины, кусок плоти, который он сам в наказание отрезал от своего тела.

1889 год начался для Ван Гога с больницы, куда он попал сначала в Арле, а потом - 9 мая - в Сен- Реми. С весной солнце начало свой новый круг. Душевное равновесие Ван Гога было нарушено, наступило безумие, которое еще в Арле давало о себе знать: «Ряд кустов есть в конечном счете розы и лавры, шумящие, как безумные; влажные растения цветут так, что они могут повредить себе органы движения… Впрочем, листва обновляется с помощью новых сильных побегов, которые кажутся неутомимыми…»

Google+ страница нашего сайта

Дизайн и разработка: bitforest.ru, karelbit.ru