"Если даже мне удастся в жизни поднять голову чуть повыше, я все равно буду делать то же самое - пить с первым встречным и тут же его писать."

(Винсент Ван Гог)

Книги

Ван Гог

Рене Юиг, 1958 г.

Это погружение в себя приносило ощущение нравственной вины. Ведь развивая в себе, пусть и невольно, чувство индивидуальности, протестант скоро начинает испытывать угрызения совести. Он высказывается за «эго», но одновременно понимает и всю его опасность; его совесть противится усилению «эго», которое не желает над собой никакого контроля, совесть становится все непреклоннее. Так это противоречие, вызывающее у других лишь нравственный дискомфорт, становилось для Винсента источником настоящего страдания. Он знал оба противоположных состояния: и упоение собственным «я», и глубокое раскаяние. У Ван Гога развивалось то, что мы называем комплексом запрета. Чувство нравственной ответственности мешало ему довериться самым глубоким и ценным проявлениям собственной личности.

Подобная сконцентрированность на самом себе требует в равновесие себе какого-то поступка, акта любви, чтобы примириться с ближними и Богом. «Бог есть любовь…» - вот главная проповедь протестантизма. Александр Вине, швейцарский теолог и видный протестантский мыслитель начала XIX века, так выразил свои сомнения: «Должен ли человек быть господином самому себе, чтобы лучше служить ближним?» В самом деле, вслед за Рембрандтом, Ван Гог перенес в сферу художественного творчества проблему совести. Страстно стремился он быть самим собой, самым жестоким и бескомпромиссным образом пренебрегая порой общепринятыми нормами поведения. Ведь он поставил себе целью лучше служить людям. Его преувеличенное «я» сжигало себя в стремлении отдавать. Вся его жизнь прошла под знаком мучительной экзальтации собственного «я». Мука приводила к раскаянию, а оно, в свою очередь, приводило наконец к освобождению через акт любви.

Впрочем, к этому времени Ван Гог еще не нашел формы, в которой эти дела любви должны выражаться! После неудачи 1872 года, связанной с проповеднической деятельностью, Винсент вступил в самый мрачный период своей жизни. Ему пришла мысль, что искусство живописи поможет ему разрешить все вопросы. Он стал искать дружбы с художниками: среди первых были Ван Раппард, с которым он познакомился в 1880 году в Брюсселе, и Антон Мауве, его двоюродный брат, который в 1881 году в Гааге согласился помочь Винсенту советом в его первых живописных опытах. Кроме того, Винсент, удрученный всем тем, что с ним случилось, мечтал о человеческой любви: живя в 1881 году в Эттене у родителей, он просил руки своей кузины и получил резкий и унизительный отказ. Он порвал с семьей. В начале 1882 года он взял на себя то, что считал своим глубочайшим долгом. Он встретил женщину, несчастнее которой трудно было найти, не способную вызвать любовь и, возможно, не достойную ее, уличную женщину по имени Христина, пьяницу и мать пятерых детей. Возможно, Ван Гог вспоминал Достоевского, когда решил подобрать это существо на улице. Пренебрегая обычаями и законами общества, к которому он принадлежал, Винсент заботился о ней и прожил с ней двадцать месяцев. В конце концов он вновь потерпел поражение, но прежде чем они расстались, Христина послужила ему моделью для литографии 1882 года под названием Печаль… Сидящая обнаженная женщина с обвисшей грудью и выпяченным животом плачет, положив голову на колени.

Google+ страница нашего сайта

Дизайн и разработка: bitforest.ru, karelbit.ru