"Как много в искусстве прекрасного! Кто помнит все, что видел, тот никогда не останется без пищи для размышлений, никогда не будет по настоящему одинок."

(Винсент Ван Гог)

Книги

Ван Гог

Рене Юиг, 1958 г.

Ткач, окруженный нитяной сетью, воплощает «заключенного в ужасной клетке», упоминание о которой мы уже встречали раньше. Самые простые, жалкие и презираемые предметы получают глубокое значение. Ван Гог часто рисовал башмаки, старые и поношенные. Разбитые, бесформенные и сморщенные от долгой носки, они вбирали в себя всю тяжесть ступающего тела, ВСЮ горечь труда; ОНИ воплощали саму усталость. С ТОЙ же целью писал ОН не цветы - пока не цветы, - но картофель, погребенный под слоем почвы, который, как и уголь, нужно добывать у земли, чтобы утолить голод. Что-то родственное видится ему в этих бесформенных комках и их тяжких усилиях дать жизнь маленькому цветку. Уже в 1878 году Винсент хорошо понимал экспрессивную мощь тех существ и предметов, что бьются во тьме, чтобы вырвать¬ся к свету. «Знаешь ли ты, - писал он брату, - что одна из корневых и главных истин не только всего Евангелия, но и всей Библии, содержится в словах: сквозь тьму к свету.» Per tenebras ad lucem! Уже тогда можно было бы предсказать все содержание его последующей жизни, его долгого пути к концу ночи. Ему вновь открывается истина, установленная еще древними мистиками: лишь тот, кто идет сквозь тьму, сможет достичь великого света… Ван Гог уже знал: «Опыт учит меня, что именно те люди, которые трудятся во тьме, в глубине земли, как горняки в угольной шахте, способны глубоко чувствовать Евангельское слово и верить ему.»

В первой своей значительной работе, созданной в 1885 году, художник стремился обобщить этот опыт. Едоки картофеля - крестьяне, братья шахтеров: усталые и голодные, собрались они после трудного дня за столом вокруг дымящегося блюда, чтобы насытиться нехитрым угощением.

С этого момента Ван Гог еще упорнее стремился к свету, к цвету, к солнцу В 1885 году умер его отец, а вместе с ним и все прошлое. Винсент начал двигаться в сторону юга. В ноябре он остановился в Антверпене, во Фландрии. Это страна контрреформации, страна Рубенса, страна бьющей ключом радости жизни. Здесь он открыл для себя японскую гравюру, которая только недавно появилась в Европе, и скоро должна была существенно повлиять на художественные вкусы. Близко то время, когда он откажется от «коричневых тонов, например, от бистра и битума», которые выражали все печальное и скрыто тлеющее в его искусстве.

В марте 1886 года он попал в Париж, где столкнулся с импрессионизмом. Работая в мастерской Кормона, он познакомился с Тулуз-Лотреком, а вскоре завел дружбу с Гогеном, Писсарро и Сёра. У Дюран-Рюэля проходила последняя выставка импрессионистов. Правда, цветы и краски Ван Гог открыл для себя благодаря Монтичелли, густой и энергичной технике которого начал подражать. Но именно импрессионисты показали ему свет во всем его блеске, и он явился Винсенту сквозь парижскую дымку. Росток пробился через жесткую корку почвы и теперь его непреодолимо влекло солнце.

Google+ страница нашего сайта

Дизайн и разработка: bitforest.ru, karelbit.ru